Калуга - Орел - Тула / Приборный поиск

Объединенный Форум Кладоискателей

Молога

Список разделов KOTKLAD.RU | Форум кладоискателей Свободное общение Курилка Города призраки

#1 Ecio » 15.09.2016, 14:52

Изображение

"За Мологой не пасутся кони,
Птицы пух не носят на стропила,
Над Мологой волны ветер гонит,
Ил заносит прадедов могилы.

Я не знаю, лучше или хуже
Жизнь текла бы, всё сложись иначе,
Только сердце почему-то тужит,
Когда чайки над водою плачут…"

(И.В. Горянинов)

Город Молога располагался при впадении реки Молога в Волгу. Сейчас это место находится в южной части искусственного моря: километрах в пяти на восток от острова Святовский Мох и в трёх — на север от створного знака «Бабьи Горы», стоящих на бетонных основаниях щитов, которые обозначают идущий над старым руслом Волги судоходный фарватер.

Изображение

Сейчас здесь нет ни города, ни монастыря. Лишь изредка после засушливого лета убывающими осенними днями выходят из-под воды фундаменты строений, чтобы напомнить о себе. Молога, как призрак, то появляется, то исчезает в мутновато-зелёных мелководьях, пугая и подавляя добравшихся к ней людей своим хранящим следы грандиозного разрушения пейзажем. Ржавое железо строительных связей, развалы неестественного сиреневого цвета промытого кирпича, полузамытые песком булыжные мостовые, тротуары и уходящие в воду валунные фундаменты, отмечающие своими рядами направление бывших улиц — Ярославской, Петербургской, Череповецкой... Угнетающий, жуткий на вид «нулевой цикл», план целого города в натуральную величину. И среди этого хаоса узнаваемы устоявший от напора льдов и волн, сложенный из огромных гранитных призм, соединенных свинцом и железом, цоколь Богоявленского собора и пока не замытые песком «отпечатки» Воскресенского, Вознесенского и Всехсвятского храмов с поваленными памятниками кладбищ, контурами-основаниями оград. А вокруг так же безжизненно и пустынно: в одну сторону, к северу и востоку, серая ширь воды; в другую — к югу и западу, километры песков ненадолго обнажившегося дна водохранилища. И среди этой песчаной пустыни плывут, как степные миражи, фантастически неправдоподобные, увенчанные сосновыми гривами временно обсохшие острова.

Изображение

Но так было не всегда...
Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

Почти восемь веков рая...

#2 Ecio » 15.09.2016, 14:55

Молога – столица Русской Атлантиды, город-призрак, который исчез с лица земли более шести десятилетий назад. Его развалины то появляются, то пропадают в мутновато-зеленом мелководье Рыбинского водохранилища. Но это сейчас... А когдато, более 3/4 века назад, Молога - это древний город. Находился он при слиянии рек Волги и Мологи в 32 километрах от Рыбинска и в 120 км от Ярославля в местности, богатой водами. Ширина реки Мологи напротив города составляла 277 м, глубина от 3 до 11 м. Ширина Волги здесь до 530 м, глубина от 2 до 9 м. Сам город находился на довольно значительной и ровной возвышенности и тянулся по правому берегу Мологи и по левому Волги. До железнодорожных сообщений, причём Молога осталась в стороне от них, пролегал здесь оживлённый Петербургский почтовый тракт.

Изображение

Люди начали здесь селиться задолго до первого упоминания Мологи в летописях. С тех пор городок успел побывать столицей одноименного княжества и купеческой слободой, снова стать городом при Екатерине II… Что в Мологе ни делалось, все выходило к лучшему.


Изображение

Спойлер
Точно неизвестно, когда наши предки-славяне появились на территории бывшего Мологского края. Но первое летописное упоминание об этих местах относится к 1149 году в рассказе о междоусобной войне великого князя киевского Изяслава Мстиславовича с князем владимиро-суздальским Юрием Владимировичем по прозвищу Долгорукий. Всё происшедшее в результате этого конфликта могло бы послужить сюжетом для средневекового романа, тем более, что эти события оказали существенное влияние на судьбы всей Руси, как державы восточных славян.

Знаменитый князь Юрий Долгорукий был четвёртым сыном не менее известного киевского князя Владимира Мономаха. В удел от отца он получил тогда провинциальную Владимиро-Суздальскую землю. Будучи энергичным правителем он всячески способствовал развитию удела и его процветанию. Достаточно сказать, что он основал несколько городов - Кострому, Юрьев-Польской, Москву.

Но мечтал он только о Киевском столе. И так распорядилась судьба, что старшие братья князя умирают и вроде бы ничто более не мешает ему осуществить задуманное, но в Киев первым успел въехать его племянник Изяслав Мстиславович. Князь Юрий начал с ним войну, которая шла с переменным успехом. В контексте этих событий и было первое упоминание в летописи о наших краях. Едва ли Юрий Долгорукий стал бы киевским князем, если бы Изяслава не настигла неожиданная кончина. В 1154 году сбылась мечта Юрия, он стал великим князем. Но ненадолго - через три года он был отравлен прямо на пиру.

Незадолго до этого в его семье произошло необъяснимое на первый взгляд событие: старший сын Юрия Долгорукого - Андрей, которому предстояло впоследствии стать великим князем сбежал из Киева в Ростов. Он захватил с собой величайшую христианскую реликвию - икону Владимирской Богоматери. Если Юрий Долгорукий стремился к Киевскому княжеству, то его сын Андрей, который за большую набожность получил прозвище Боголюбский, сделал обратный выбор - он ушёл из Киева. О причинах его ухода мы говорить не будем. Важен результат: с середины XII века началось возвышение Северо-Восточной Руси под управлением Андрея Боголюбского.

Он способствовал более быстрому развитию этого края. Росли города, сюда шло население с юга, теснимое кочевниками. Чем менее сильным становился Киев, тем более развивалась владимиро-суздальская земля. Уже тогда здесь были такие крупные города, как Ростов, Суздаль, Галич, Кострома, Ярославль, Молога. Если посмотреть на карту, то это современные Ярославская и Владимирская области. В то время это была колыбель Российского государства. Историки до сих пор спорят о причинах исхода русских людей с юга на север. Ясно, что это не было случайным явлением, здесь проявились объективные закономерности в формировании великорусского народа.

Впервые город Молога упоминается в летописи от 1207 года при разделе Владимиро-Суздальского княжества на уделы великим князем Всеволодом Большое Гнездо (младшим братом Андрея Боголюбского). Он отдал Мологский удел своему старшему сыну ростовскому князю Константину. Если напомнить, что в традиции тогда было отдавать крупнейший удел старшему сыну, то станет понятно значение Мологи.

В 1218 году Константин отдал Мологу, Ярославль и Ростов сыну Всеволоду, который стал основателем рода князей ярославских. Молога в связи с этим потеряла статус самостоятельного княжества и вошло в состав Ярославского.

Внучка Всеволода Мария Васильевна вышла замуж за смоленского князя Фёдора Ростиславовича. В результате последний стал обладателем Ярославского, Смоленского, Переславского и Брянского княжеств. Это был период наивысшего подъёма Ярославля. Но, как пишут летописи, длительное пребывание в Орде, начавшееся возвышение Твери, интриги родственников не позволили Фёдору Ростиславовичу вмешаться в борьбу за великое княжение.

Значительно ослаблен Ярославль был в 1321 году, когда князь Давид Фёдорович разделил свой удел между сыновьями на два. Василий получил Ярославль, а Михаил - Мологу. Молога вновь стала самостоятельным княжеством. Этот город приравнивался к Ярославлю. Ведь раздел шёл не на Ярославль и Ростов, не на Ярославль и Переславль, не на Ярославль и Углич, а именно на Ярославль и Мологу. От Василия и Михаила пошли две ветви князей, в том числе и князья Моложские. Вот насколько сильна была Мологская земля, если давала корни княжеским родам.

И всё же почему Ярославское княжество было в XIII веке наиболее развитым, и почему особую роль играла в Ярославской земле Молога? Известно, что крупным политическим и экономическим центром Руси был Новгород Великий. Он единственный имел тесные связи с Европой и в нём иноземные купцы оптом скупали товары со всей Руси. Основным торговым партнёром Новгорода было Ярославское княжество, т.к. оно контролировало весь путь по Волге. И все города Владимиро-Суздальской земли (между Волгой и Клязьмой) тяготели именно к Волге, как к основной транспортной артерии Руси.

Если провести прямую линию от того места, где Волга после Рыбинской слободы (современный город Рыбинск) резко поворачивает к югу, по направлению к Угличу и Твери, и продолжить её далее, то она точно подойдёт к Новгороду. А чтобы добраться до него по этому прямому пути, необходимо войти в левый приток Волги - Мологу, а затем через волок выйти к реке Мсте, которая и впадает в Ильменское озеро. Становится понятна особая роль Мологи, как основного транзитного пункта между Владимиро-Суздальской землёй и Новгородом Великим. Роль Мологи была велика, потому что здесь шла перегрузка с волжских судов глубокой осадки на плоскодонные суда. Строились эти малые суда прямо здесь, в Мологе.

Стоит посмотреть на карту "Образование Русского централизованного государства". Здесь указаны только десяток крупных русских городов того времени и среди них почему-то неведомый Холопий Городок. За что ему такая великая честь?

Торг в Мологе быстро рос и когда ему не стало хватать места в самом городе, то он переехал на обширный луг в 30 километрах от Мологи. Здесь и была в течение двух веков (XIV-XVI) крупнейшая русская ярмарка. А известные историки Костомаров и Троицкий её называли даже "всемирной". Здесь бывали, - по словам лучшего исследователя русской истории С.Соловьёва, - "немцы, поляки, литовцы, греки, армяне, персияне, итальянцы и допускавшиеся тогда для внутренней торговли только в один Холопий городок татары и турки". Большое внимание уделил этой ярмарке и другой корифей отечественной истории Н.Карамзин, отмечавший, что ярмарка продолжалась 4 месяца и была по преимуществу меновой. Обменивались, - как он писал в своей "Истории Государства Российского", - "шитые одежды, ткани, ножи, топоры, посуда на "сырые" произведения русского края, особенно на меха". Масштаб ярмарки был таким, что по судам купцов можно было переходить через широкое русло реки Мологи с одного берега на другой как по мосту. В лучшие годы сбор пошлин с ярмарочной торговли в казну составлял 180 пудов (почти три тонны!) серебра. Судя по тому, что одних питейных заведений было 70, здесь не только широко торговали, но и широко гуляли, отмечая заключённые сделки.

А теперь, стоя на холме, где расположен Борок и вглядываясь в воды Рыбинского водохранилища, трудно себе представить, что всё это было в нескольких километрах отсюда. Жизнь человека состоит из светлых и тёмных полос. То же относится и к судьбе отдельных исторических мест, например, таких как Молога. Ещё трудилась и гуляла ярмарка, но вектор политико-экономических сил менял своё направление и перемещался в междуречье рек Москвы и Оки.

Причин тому было несколько. Одной из них была совершенно неразумная политика тверских и ярославских князей. Своим разделом Ярославского княжества на два удела Фёдор Давыдович поставил крест на притязаниях Ярославля. В 1327 году жители Твери совершенно не считаясь с реальной ситуацией и соотношением сил подняли восстание против ордынских сборщиков дани, которое было жестоко подавлено. Вдобавок ко всему, ярославцы и тверичи ещё успевали воевать между собой, ослабляя друг друга. И здесь доставалось более всего именно Мологскому княжеству, т.к. оно было пограничным. В 1371 году Мологу взял приступом тверской князь Михаил Александрович. И это всё происходило в то время, когда первые московские князья Даниил Александрович и Иван Данилович по прозвищу Калита праведными и неправедными способами присоединяли земли соседних княжеств к Москве.

Чёрная полоса в истории Мологского края началась с завещания Ивана III (1462-1505 г.), в котором он переводил ярмарку из Холопьего городка в Мологу. Город находился в месте впадения реки Мологи в Волгу. На первый взгляд это решение не имело принципиального значения. Однако, почему он это сделал?

Обратимся к деяниям Ивана III (деда Ивана Грозного). Его называли Великим. Своё прозвище он получил, во-первых, за ликвидацию татаро-монгольского ига, и, во-вторых, как "собиратель Земли Русской". Собирательство его состояло в присоединении удельных княжеств к Москве, в том числе Мологского, Ростовского и Ярославского. Основным соперником Москвы в то время был Новгород Великий, который, как утверждают историки, даже склонялся к тому, чтобы отдаться под покровительство Швеции. Не давали покоя Ивану III излишняя самостоятельность и богатство "боярской республики" и он решился на военный поход против Новгорода. Решающая битва состоялась в 1471 году, на реке Шелони. Здесь москвичи победили и затем взяли приступом сам город. Новгород потерял значение торгового центра. А Холопий городок обслуживал меновую торговлю Центра Руси именно с Новгородом. Вот поэтому ярмарка и потеряла своё значение. Однако она была необходима как центр торговли между волжскими городами и более всего для этого подходила Молога. Она стояла на Волге, в то время как Холопий городок в 30 километрах от неё. Так что это было не волевое решение, а основанное на новых политико-экономических реалиях.

Новгород постепенно восстановился после погрома и вновь стал крупным торговым центром. Но так как стольным городом к тому времени была уже Москва, то прямой муть от неё до Новгорода проходил уже далеко в стороне от Мологи. Это был второй удар по Мологскому краю.

Третий удар пришёлся на время царствования Ивана IV Грозного. Он завоевал Казанское и Астраханское ханства (в 1552 и 1556 гг. соответственно). Вся Волга стала русской рекой. Самым выгодным местом для торговли было уже среднее течение Волги. Не сразу, но постепенно ярмарка из Мологи перемещается в Рыбную слободу, затем последовательно в Ярославль, Кострому и, наконец, останавливается там, где она была в течение 400 лет, - в Нижнем Новгороде. И здесь она называлась так же как и в Холопьем городке - "крупнейшей в России", "всемирной". Причём ярмарка переезжала не полностью, а оставляла на прежних местах малые торги. Таким образом, можно сказать без всяких преувеличений, что ярмарка в Холопьем городке явилась прообразом всех русских ярмарок, образовавшихся позже. В 1654 году из-за эпидемии чумы Мологская ярмарка была закрыта и более уже не открывалась никогда.

Молога XVII—XVIII веков состояла из трёх посадов: Верхнего, Среднего и Нижнего, протянувшихся по берегам Волги и реки Мологи. В период существования города в качестве столицы княжества в нём был кремль, расположенный в Нижнем посаде, близ слияния рек. Место это размывалось водой и в дальнейшем из-за утраты роли центра княжества и статуса города кремль больше не восстанавливался. Город имел планировку, характерную для поволжских промысловых посадов и слобод, в которых отсутствовал кремль — градообразующее ядро, и жизнь населения в основном была связана с рекой.
Спойлер
В XVI веке Мологский край теряет своё былое значение. Приходит в упадок судостроение, да и другие ремёсла отнюдь не процветают. Значительно уменьшается и число жителей. В последующие 400 лет хотя и не было ярких моментов в истории края, но жизнь продолжалась. Рождались и умирали люди и для них не было милее и лучше края, чем Мологская земля.

Не обошли стороной край и злоключения Смутного времени. Здесь бывали польские жолкнеры, шведские наёмники Делагарди, казаки Ляпунова и Заруцкого из первого русского ополчения. Грабили и убивали и свои и чужие, как всегда бывает при гражданской войне. К концу XVII века в Мологе было всего 25 домов.

Некоторое оживление в крае произошло при Петре I, когда он, побывав в здешних местах, планировал соединить каналом реки Мологу и Шексну. С этой целью он поселил в селе Иловня иноземных плотников и шкиперов для обучения местного населения судостроению и судовождению. Промысел начинает развиваться и даже в конце XIX века ежегодно здесь строилось около тысячи судов. Жители Мологи и береговых деревень не ограничивались только речными странствиями. Многие из них нанимались и на морские суда, идущие за океан в Америку и другие дальние страны.

21 марта 1780 года Екатерина II утвердила Регулярный план застройки Мологи, разработанный архитекторами «Комиссии по городовому устроению». В геометрической схеме нового плана город во многом повторил старую систему устройства.
Спойлер
В 1777 году Екатерина II провела районирование Российской империи. Вся держава делилась на 51 губернию, в числе которых находилась и Ярославская. Последняя была поделена на 12 уездов, среди них и Мологский. В связи с этим древний дворцовый посад или купеческая слобода Молога получила статус уездного города. Тогда же был учреждён герб города. Первым предводителем дворянства и городничим стал генерал-поручик Николай Николаевич Глебов, представитель старинного боярского рода. Тогда в Мологе было уже 418 домов, 20 лавок-магазинов и чуть более 2 тысяч жителей.

Изображение

К началу XIX века после открытия Тихвинской водной системы Молога пропускала до 7 тыс. судов из низовых поволжских губерний и 4,5 тыс. в обратном направлении, грузила и выгружала до 600 судов, успешно развивала у себя судостроительный промысел, начало которому положено Петром I. На трех ежегодных ярмарках город представлял продукцию скотоводства, земледелия, и огородничества, пчеловодства, кустарной заводской промышленности, местных промыслов. Особое место занимало маслосыродельное производство, поставлявшее через три заграничные конторы (в Рыбинске) сливочное масло в Лондон на общую сумму около 2 млн. рублей.

Спойлер
В 1811 году была открыта "Тихвинская водная система". Она соединила Рыбинск и Санкт-Петербург, тем самым из Волги водным путём можно было проплыть до Балтики. Это стимулировало судостроение в крае. В 1889 году в Мологе было уже 800 деревянных и 34 каменных дома, а население составляло 5 тысяч человек.

Изображение

К концу XIX столетия Молога была небольшим городом, оживавшим во время загрузки судов, а затем погружавшимся в довольно скучную жизнь уездных городов. Он протянулся вдоль берегов Волги и Мологи на 4,5 километра параллельными четырьмя улицами. Они пересекались двумя десятками коротких переулков, образуя сеть кварталов, дальние из которых отстояли от берегов всего на 500-800 метров. От Мологи начиналась Тихвинская водная система, одна из трёх, связывающих Каспийское и Балтийское моря. На пристани города ежегодно грузилось более 300 судов хлебом и другими товарами, почти такое же число судов разгружалось.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Последние сведения о Мологе перед революцией относятся к 1914 году. При населении в 5054 человека в городе было 870 деревянных и 54 каменных дома. Молога была в те времена типичным уездным городом со всеми положенными ему по штату заведениями, а именно: 2 гимназии (мужская и женская); высшее реальное училище; 2 приходских школы; больница на 35 коек; амбулатория; аптека; даже кинотеатр "Иллюзион"; почтово-телеграфное отделение; детский приют и 2 богадельни. Город славился прекрасными церквями. Самая старая из них была Вознесенская, кладбищенская Всехсвятская, Воскресенская. А в центре города на базарной площади, друг против друга стояли два замечательных памятника архитектуры - Богоявленский собор и Пожарная каланча. Последняя примечательна тем, что построена по проекту ярославского архитектора А.М.Достоевского - брата великого писателя. Ещё одной достопримечательностью стала открытая в 1888 году первая в России гимназическая школа. Работало и семь небольших промышленных предприятий.

Изображение

Изображение

Изображение

Была своя неповторимая особенность в крае - это знаменитая на всю Россию Молого-Шекснинская пойма.


Изображение

Спойлер
«Рай. Рай! Вы бы видели эту красоту! Как нам там жилось хорошо, какая природа была — сказочно красиво! А лес за Мологой — какие там грибы белые! И ягоды там вкуснее были. Сосны золотые стояли… Как же это забыть?»

«Мологский луг — на много-много десятков километров тянулся. Нет больше в России таких пойменных лугов. Цветы, травы — чего там только не было! Как ковер... Травы — знаете, человек идет, а его и не видно. Только конного голову видать, вот такие травы были…»

Воспоминания уроженцев Мологи.

Изображение Изображение Изображение Изображение

При весеннем разливе эти реки сливались в огромную пойму. Когда вода медленно уходила, то на лугах оставался плодородный ил, благодаря которому травы ежегодно давали невиданные урожаи. Здесь с трёх укосов собирали по 8 миллионов пудов сена, что обеспечивало обильным кормом многочисленные стада. Сельское хозяйство здесь было такой продуктивности, которая под стать современной Голландии или Франции. Сено из этих мест на рынках Москвы и Петербурга считалось лучшим. Вывозилось оно и за границу. Но основная его часть шла на нужды русской армии. Поголовье в уезде составляло 100 тысяч голов скота, из них 25 тысяч лошадей. Маслодельни производили 480 тонн сливочного масла, причём высшего сорта. Такого масла сейчас не получают, несмотря на все ультрасовременные технологии, т.к. уже нет былого разнотравья. Недаром ещё с дореволюционных времён и до сих пор в Европе любое топлёное сливочное масло называют русским.

Вплоть до начала 20-х годов XX века небольшая провинциальная Молога (с населением 5000 человек) была известна как великолепный природный и культурный заповедник при впадении в Волгу р. Мологи, унаследовавший от прошлого не только замечательные лесные массивы, заливные луга, сухой климат, но и многочисленные памятники сложившегося уклада жизни Мологско-Шекснинского междуречья.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

В Мологе действовали 11 заводов, в том числе винокуренный, костомольный, клееваренный и кирпичный, завод по производству ягодных экстрактов. Здесь располагались монастырь, несколько церквей, казначейство, банк, телеграф, почта и даже кинематограф. Жители города и уезда медицинскими услугами пользовались бесплатно, бесплатно получали лекарства. Своим благополучием город щедро делился с бедняками — говорят, встретить в Мологе нищего было большой редкостью. Благотворительные учреждения: общество спасения на водах, попечительство о бедных города Мологи (с 1872), Богадельня Бахирева (с 1852). Для прогулок имеется на берегу Волги небольшой общественный сад.

Изображение

Изображение

Изображение

Жила размеренной жизнью самая северная в России дубовая роща.

Изображение

Городу принадлежало 8,3 тыс. га земли (первое место из городов губернии), в том числе внутри городской черты 350 га. На торговой площади и примыкавших к ней отрезках главных улиц располагались около 200 лавок и магазинов. В городе были Александровский детский приют и одна из первых в России гимнастическая школа, открытая в 1888 году на средства крупного торговца льном купца П.М.Подосенова в специально построенном «манеже» - гордости мологжан: он располагался в центре города и был приспособлен для спортивных игр, фехтования, верховой езды, театральных постановок, в которых принимали участие, наряду с профессиональными труппами, любители, дававшие по 2 – 3 спектакля в месяц.

Изображение

Изображение

Изображение

Две трети семей города получали «Ярославские ведомости», более половины были подписчиками различных столичных изданий и литературных приложений к ним. В 1915 году выходила местная газета «Родной край».

Изображение

Изображение

Изображение

Летом население города увеличивалось в несколько раз за счёт грузчиков, матросов, водоливов. В иные времена в городе существовало до 70 кабаков.

Изображение

Изображение

Изображение

Живописную пространственную композицию и облик главного «речного фасада» Мологи формировали пять стоявших по берегам храмов.


Изображение

Спойлер
Самая старая из моложских церквей — Вознесения «в Заручье» в северной части города — была построена в 1765 году. В оформлении её фасадов использовались наличники с характерным лучковым сандриком и другие элементы стиля барокко.

Изображение

Изображение

Старый Воскресенский собор (1767) представлял собой обычную трёхчастную церковь «нарышкинского» стиля. Несмотря на перестройки XIX столетия, храм и особенно его колокольня, составленная из трёх убывающих восьмериков, повторяла колокольни более ранних храмов Углича.

Изображение
Воскресенский собор Мологи. 6 августа 1902 года.

В центре волжской набережной располагался новый Богоявленский собор (1882), воздвигнутый на средства моложского купца I гильдии почётного гражданина города П.М.Подосёнова в характерном «русско-византийском» стиле.

Изображение
Богоявленский собор, Молога, 6 августа 1902 года.

Изображение

В южной части Мологи в 1778 году срублена, а затем оштукатурена деревянная Крестовоздвиженская «старокладбищенская» церковь. Её шатровая колокольня напоминала своими ясными линиями колокольни храмовых комплексов северных погостов, а составленная из убывающих восьмериков храмовая часть памятника была выполнена в «нарышкинском» стиле рубежа XVII—XVIII веков.

Изображение

На дальней от берега окраине в панораму города включалась высокими изящными завершениями куполов и крестов Всехсвятская кладбищенская церковь, построенная в 1805 году в строгих формах классического стиля.

Изображение

В полукилометре от северной окраины Мологи на берегу реки располагался возникший в XIV веке (1795) Афанасьевский женский монастырь. Его обширный комплекс включал 4 храма: «тёплый» Троицкий собор (1788), «летний» собор Сошествия Святого Духа (1840), в котором находилась святыня монастыря - чудотворная икона Божьей Матери, именовавшаяся Тихвинскою, церковь Успения Богоматери (1826) и стоявший недалеко от ограды деревянный кладбищенский храм Усекновения главы Иоанна Предтечи (1890).

Изображение

Встроенные в ограду келейные и хозяйственные корпуса, массивные угловые башни-ротонды придавали ансамблю внушительный, монументальный вид. В композиции и оформлении каменных храмов и большинства построек преобладали формы классического стиля, а деревянная церковь была решена в «русском» стиле. Ансамбль монастыря насчитывал десяток зданий, в том числе бесплатные больницу, аптеку и школу. Рядом с монастырем в деревне Борок родился и вырос будущий архимандрит Павел Груздев, почитаемый многими как старец.

Изображение
Афанасьевский женский монастырь

На востоке от Мологи, в 15 км. от Рыбинска находилась Югская Дорофеевская пустынь, основаная в 1615 году схимонахом Псково-Печерского монастыря Дорофеем. Прославилась чудотворной иконой Богоматери Одигитрии, получившей прозвание Югской. В пустыни было пять храмов, больница и амбулатория, которыми пользовались до 5 тысяч человек в год.
Спойлер
http://ryb.ru/2009/09/17/10051

Изображение

Изображение
Югская Дорофеевская пустынь

Биография города была отмечена многими славными именами художников, поэтов, археологов, педагогов, ученых, артистов. Среди них следует особо упомянуть представителей «культурных гнезд», столь характерных для России, из рода Мусиных-Пушкиных, Кочубеев, Сухово-Кобылиных, связанных прочными узами с мологскими землями.

Изображение

Стоит Особенно упоминуть графов Мусиных – Пушкиных, у которых в Мологском уезде были два имения: Иловна и Борисоглеб. Самый известный представитель их рода – Алексей Иванович, обер – прокурор святейшего синода, коллекционер, собиратель старинных рукописей. Именно он нашёл в Спасском монастыре Ярославля великое произведение древнерусской литературы – «Слово о полку Игореве». Благодаря этой находке имя А.И. Мусина – Пушкина навсегда вошло в историю России. Многие вещи из усадеб Иловна и Борисоглеб, в том числе и фамильная портретная галерея Мусиных – Пушкиных, хранятся в Рыбинском музее – заповеднике.


Изображение
Портрет А. И. Мусина — Пушкина.

Изображение
Усадьба Иловна. Фото начала XX в.

Изображение
Усадьба Мусиных-Пушкиных в Борисоглебе, где было организовано училище. 1930-е гг.

В 1917 году смена власти прошла здесь не без некоторого сопротивления, но и без кровопролития. Бедствия революции и гражданской войны обошли Мологу стороной. За восемь веков благополучия городок совершенно привык к своей самодостаточности.

Изображение
Участники установления советской власти в Мологском уезде (фото из журнала «Углече поле», 2013, №5)

Изображение
Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

Магия мегаватт

#3 Ecio » 15.09.2016, 14:56

Изображение

В период «электрификации всей страны» у руководителей СССР появился грандиозный проект «Большая Волга», который был амбициозным и по названию, и по целям. Советские инженеры собрались связать одной водной магистралью промышленные центры с сырьевыми районами, обеспечить страну дешевой электроэнергией и вдобавок закольцевать все моря европейской части державы.

Изображение

Спойлер
1 апреля 1936 года в газете «Северный рабочий» под заголовком «Большая Волга» было опубликовано интервью начальника Волгостроя Якова Рапопорта. Интервью снабжено следующим редакционным вступлением:

«Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять. Давно ли казалось мечтой строительство Днепростроя, Кузнецкстроя, московского метро и множество других, не менее грандиозных проблем? Мечта стала явью. Десятки промышленных гигантов вступили в строй действующих предприятий. Под руководством великого зодчего социализма — товарища Сталина — наша страна разрешает грандиозные проблемы. Одна из этих проблем — Большая Волга».

Рапопорт так объяснил, что такое Большая Волга: соединить волжский путь с Днепром через Оку и притоки Днепра, связать единой водной магистралью Волгу с Черным, Азовским и Каспийскими морями: «Соединяя реки и моря, руки большевиков добираются и до Северного Ледовитого океана. Беломорский канал плюс расширенная Мариинская система, плюс канал Волга-Москва дадут возможность связать Белое море и Северный Ледовитый океан с южными морями».

"Ярославской области и Москве нужна была электроэнергия, – объясняет Виктор Ерохин, заместитель директора по науке Угличского музея-заповедника. – Помимо этого, строительство ГЭС решало важнейшую задачу – сделать Волгу в верхнем течении судоходной."

Изображение

Первоначально ГЭС планировали строить под Ярославлем, и в этом случае в зоне затопления оказались бы Тутаев и – частично – Рыбинск и Молога. Позже инженеры подсчитали, что сооружать ГЭС под Рыбинском рациональнее.

Изображение

Спойлер
Первоначально решили строить плотины с низовьев Волги, от Каспия. Но в процессе разработки проекта вектор сменили. Сначала построили в Тверской области первое Иваньковское мини-море и проложили знаменитый канал Москва — Волга, превративший столицу в город-порт, и подступили к Ярославлю.

Здесь решено было построить Средневолжскую ГЭС мощностью в 144 тысячи киловатт. Еще с весны 1932 года сразу в нескольких точках около города начались поиски места для будущей плотины. Два варианта — в районе Диева-Городища и в устье речки Туношны — отпали сразу (во-первых, это было слишком далеко от Ярославля, а во-вторых, Закоторосльный и Заволжский районы оказались бы затопленными). Заманчиво выглядел район Верхнего острова: тогда бы ГЭС встала поблизости от главной тогдашней стройки — Резиноасбестового комбината (ныне Шинного завода), а плотину можно было бы использовать в качестве моста, связав Заволжье с центром. В итоге в сентябре 1932 года строительство Ярославской плотины началось напротив Норского.

Переселенцев из мест предполагаемого затопления селили в районе нынешней Суздалки и в рабочем поселке Средневолгоярстроя, который до сих пор называют Волгострой. На месте будущей стройки для рабочих возвели временные бараки и объекты соцкультбыта: столовые, бани, школы и клубы. Плотина должна была перегородить Волгу в окрестностях Толгского монастыря.

Монастырь был полностью выселен. Остались свободными все его здания и храмы. И монастырь был выбран властями для организации в нем управления строительством, так как в те годы вокруг были только деревни, поля и леса. Сюда на Толгу стали прибывать специалисты гидротехнических работ. Многие из них привозили с собой свои семьи, заселившие кельи.

В Толгском монастыре для испытания действующей модели будущего гидроузла был выбран Введенский собор и рядом стоящая звонница. В центре собора, от алтаря до западной стены, соорудили огромную белую плиту. У алтарной стены (на месте иконостаса) построили действующую модель будущего рукотворного моря площадью почти в 1000 кв. метром, с водопроводом, который имитировал Волгу. Вода текла по макету, изображавшему рельеф водохранилища, и упиралась в модель плотины. Для выхода отработанной воды в полу собора пробили отверстие, а в его подклети установили огромную бетонную ёмкость. Рядом с колокольней в маленьком кирпичном сооружении (сейчас иконная лавка) установили два насоса. На колокольне был сооружен огромный металлический резервуар.

Насосы нагнетали воду в резервуар, откуда она самотеком поступала в собор и выливалась, проходя плотину, на бетонную плиту. После этого по трубе сливалась в бетонную емкость под полом собора.

На территории упраздненного Толгского монастыря организовали рабочий парк. Удивительно, но столь грандиозный проект начали воплощать в жизнь практически вслепую! Строительство уже давно велось, а расчеты еще продолжались. И в ходе этих расчетов все яснее вырисовывалась картина последствий плотины: под воду ушли бы промышленные предместья Рыбинска, Тутаева и поселок Константиновский. Тутаев вода не затопила бы, но подмыла его высокие берега, обрушив райцентр прямо в водохранилище.

А знаменитые моложские сенокосные луга превращались в гнилые болота. Выходило, что продолжать великую стройку — себе дороже… Кроме этого выяснилось, что плотность грунтов под плотиной может не выдержать давления дамбы и всей массы воды, что могло привести к катастрофическим последствиям и для самого Ярославля.

Специальная экспертная комиссия приняла решение перенести строительство дамбы из Ярославля в Рыбинск. Жизнь в Волгострое затихла, население уменьшилось вдвое. Жители, которые по большей части подались работать на Резиноасбестовый комбинат, еще долго пытались избавиться от казусного названия «Волгострой», предлагая наименование «поселок имени Нахимсона». Однако оно не прижилось. В 1944 году поселок влился в состав Ярославля под народным названием «Резинотехника».

Изображение

14 сентября 1935 г. стало чёрным днём для 130 тыс. человек, проживавших на тот момент на территории Ярославской области. В этот день властями Советского Союза (председателем Совнаркома Вячеславом Молотовым и секретарём ЦК ВКП Лазарем Кагановичем) было принято постановление о начале строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов с затоплением Молого-Шекснинского междуречья. Во-первых, Рыбинская ГЭС будет намного более мощной из-за положения местности по отношению к уровню моря, а во-вторых, города Тутаев и Рыбинск останутся нетронутыми водой.

Изображение

По первоначальному проекту предполагалось затопить 2500 кв. км (для сравнения — это площадь небольшой страны вроде Люксембурга), а высота «зеркала воды над уровнем моря» будущего Рыбинского водохранилищадолжна была составлять 98 м. Молога под затопление не попадала — основная часть города располагалась на отметках 98-101м над уровнем моря.

Изображение

Молодых инженеров-энтузиастов эти значения не удовлетворили: известно, что чем больше площадь водохранилища, тем больше напор, тем выше мощность ГЭС. Расчеты вдохновляли.


Изображение

Спойлер
Второй вариант, с затоплением Мологи, группа молодых инженеров направила лично Сталину. К тому времени все расчеты по Ярославской гидроэлектростанции были закончены, уже приступили к ее строительству. Не трудно представить, как чувствовали себя авторы второго варианта, ожидая ответа из Кремля, — в то время за такую инициативу легко было угодить в разряд врагов народа. Однако на этот раз случилось иначе. Вот как об этом говорил Рапопорт:

«С обычной товарищу Сталину чуткостью, он внимательно отнесся к проекту молодых инженеров. По его инициативе произвели вторичную экспертизу, подтвердившую обоснованность и огромное преимущество нового проекта».

Изображение

В 1937-1938 годах было предложено и утверждено решение поднять «нормальный подпорный уровень» водохранилища с 98 до 102 метров, что увеличивало площадь затапливаемых земель почти вдвое. Советские люди готовились создать крупнейшее в мире рукотворное море, перекрыв плотинами две большие реки — Волгу и Шексну. Мощность будущей Рыбинской ГЭС увеличивалась с 200 мегаватт до 330.

Изображение

Магия мегаватт завораживала, все остальное не принималось в расчет и не имело никакого значения. Не по воле Божьей. Всё решили цифры: 4 метра и 130 мегаватт.


Изображение
Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

"Стройка века" руками зэка

#4 Ecio » 15.09.2016, 14:56

Изображение

Изображение

Нельзя забывать и трагической страницы истории деятельности «Волголага». Заключенные именно этого лагеря, созданного в 30-е годы в деревне Переборы, стали основной силой, совершившей рыбинскую «стройку века».

Изображение

Изображение

Сооружавшие гидроузел почти вручную 150 тысяч заключенных оставляли за собой огромные безымянные кладбища вплоть до середины 50-х годов. Разлившееся Рыбинское море до сих пор отдает свою страшнуу дань при прочистке судовых трасс и рейдовых участков.

Изображение

Изображение

Зэки умирали сотнями. Их не хоронили, а просто складировали и закапывали в общие ямы на будущем морском дне. Специалисты до сих пор спорят о точном количестве жертв Волголага. По данным специалистов, печатающихся на портале сталинизм.ру, смертность в лагере была примерно равной смертности в целом по стране.


Спойлер
Докладная записка прокурора Волгостроя и Волжского ИТЛ А.М. Склокина начальнику отдела по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР В.П. Дьяконову о проверке заявления бывшего заключенного этого лагеря о злоупотреблениях лагерной администрации 20 февраля 1941 года.

Совершенно секретно

г. Рыбинск, Переборы, Ярославской обл. Начальнику отдела по надзору за местами заключения тов. Дьяконову

Копия: начальнику Гидросооружений НКВД СССР старшему майору госбезопасности тов. Рапопорт

Начальнику Политотдела Волгостроя НКВД СССР бригадному комиссару тов. Воронкову

Получив от Вас жалобу бывшего заключенного Волголага Воронцова П.Е., который сообщает о грубых нарушениях режима содержания заключенных и злоупотреблениях администрации лагеря и о большой смертности заключенных, по 20—30 человек в день.Проверить изложенные факты, написанные Воронцовым, о каком лагерном пункте, подразделении или гидроузле, — выявить не представилось возможным, т.к. он не указывает в своей жалобе, где это происходило. А также не представляется возможным допросить Воронцова П.Е., поскольку он не указывает своего адреса местожительства, но изложенные в жалобе факты нашли полное подтверждение с выездом моего заместителя тов. Трифонова на Мологский лесозаготовительный участок (прилагаю докладную записку тов. Трифонова), где им было установлено большое количество заключенных обмороженных, раздетых, больных, большая смертность, скученность, вшивость, плохое питание и т.д.


Изображение
Изображение

А Ким Катунин, один из узников Волголага, в августе 1953 года стал свидетелем того, как сотрудники подлежащего ликвидации Волголага пытались уничтожить личные дела заключенных, сжигая их в топке парохода. Катунин собственноручно вынес и сохранил 63 папки документов. По данным Катунина, в Волголаге нашли свою смерть около 880 тысяч человек.

Спойлер
Напор воды. Ещё, ещё немного…
Над городом сомкнётся скоро свет.
Скрывалась в бездну древняя Молога,
С родной Россией обрывался след…

(Катунин К.В.)

Изображение

Изображение

Изображение

Более реальную историю начала строительства Рыбинского водохранилища, правда, без упоминания тысяч заключенных Волголага, представил в книге «Рукотворное море» Серафим Тачалов (скачать, читать), который лично участвовал в сооружении Рыбинского гидроузла: «До сих пор я вспоминаю, как по Мологе, Шексне и Яне плывут плоты переселенцев. На плотах — домашняя утварь, скотина, шалаши». А дальше автор приводит разговор с женщиной-переселенкой:«Ведь счастье, родной ты мой, живет не только в родительском доме. Я думаю — на новом месте хуже не будет. Места-то у нас незавидные — каждую весну половодья одолевали. Подполье почти всё время в воде, так что и припасы хранить негде. Надо в магазин — садись в лодку. Скотина мычит на поветях. С ребят глаз не сводили — того гляди утонут… Да и урожай-то сам два-три, своего хлеба до пасхи не хватало. Бьешься-бьешься, а толку мало».

Изображение


Изображение

Рыбинское рукотворное море – это живой памятник жертвам Волголага, напоминание сталинского режима, системы ГУЛАГа, только к концу XX столетия объявленной преступлением против народа.

Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

Изломанные судьбы

#5 Ecio » 15.09.2016, 14:57

Однако подлинная трагедия социалистической реконструкции Верхней Волги - это изломанные судьбы людей, изгнанных с веками обжитой территории. На фоне глобальных целей стране, очевидно, показались незначительными судьбы отдельных людей, деревень и целых городов. Реки, всегда бывшие для жителей этих мест источником жизни, стали реками изгнания и скорби. Из Молого-Шекснинского междуречья принудительно выселены 130 тысяч жителей и 20 тысяч — из долины Верхней Волги. Они оставляли обжитые дома и созданные многолетним тяжким трудом хозяйства, могилы родных и близких. На дно Рыбинского водохранилища ушло почти 27 тысяч хозяйств и более 4 тысяч попали в зону подтопления.

Изображение

О принудительном переезде жителей начали предупреждать еще в 1936. Никто не поверил — как же так? Зачем? Просили отложить переселение хотя бы до весны, авось наверху передумают. Но уже появились первые «строители» — для сооружения ГЭС (Волгострой) был организован отдельный лагерь заключенных (Волголаг). И Волголаг, и Волгострой находились в ведении НКВД и были, по сути, одной организацией. Уже в 1936 году «контингент строителей» составлял почти 20 тысяч и рос каждый год. Но местные продолжали не верить — дети по-прежнему бегали в школу, а на обратном пути таскали еду странным измученным «строителям».


Изображение

«Словно чудовищной, все разрушающей силы смерч пронесся над Мологой, – вспоминал позднее о переселении краевед и мологжанин Юрий Александрович Нестеров. – Еще вчера люди спокойно ложились спать, не думая и не гадая, что наступающее завтра так неузнаваемо переиначит их судьбы. Все смешалось, перепуталось и закружилось в кошмарном вихре. То, что еще вчера казалось важным, нужным и интересным, сегодня потеряло всякий смысл».

Изображение

Начали приходить «землемеры» — топографы, размечавшие границы будущего затопления. Местные волновались, судачили и обсуждали, но происходящее по-прежнему казалось невероятным. Началась очистка будущего ложа водохранилища — вырубка миллионов кубометров тех самых дубрав и сосновых лесов. Убирали все, что могло мешать будущему судоходству. Затем разрушению подвергся сам город. Разумеется, проще всего было дома уничтожать динамитом. Бывшие жители Мологи до сих пор помнят, как сносили Богоявленский собор. Построенное на века могучее здание по-своему сопротивлялось разрушению: от первого взрыва лишь поднялось на воздух, а потом опустилось на свое место – целое и невредимое. Только четвертый или пятый заряд динамита смог разрушить собор.

Изображение
Уничтожение Мологи перед затоплением

В Рыбинском архиве хранятся сотни писем, где повторяется одна и та же просьба: не выселять под зиму, разрешить дожить на старом месте до весны. Самое непонятное в этих письмах — даты. Речь идет о зиме 1936/37 года. Заполнение водохранилища началось в только 1941-м и закончилось в 1947 году. Зачем нужна такая спешка, не понимал никто: ни местные власти, ни партийные органы, ни сотрудники НКВД, осуществлявшие контроль за переселением. Но приказы не обсуждают. Недовольных ждал Волголаг, покорившихся — Волгострой, единственная крупная организация, создававшая новые рабочие места. На строительстве гидротехнических сооружений по разную сторону колючей проволоки оказались люди, вынужденные сделать общее дело: утопить свою малую родину…

Изображение

Сопротивление людей медленно, но верно ломали. Переселение началось. Для переселения в деревнях выбирались ходоки, они искали подходящие места и предлагали их жителям. Мологе определили место на слипе в городе Рыбинске. И тут же жители города и деревень разделились на «переселенцев», «выселенцев» и «беспризорных».

Изображение

Крепкие годные для переезда избы "переселенцев" раскатывали по бревнышку, каждое бревно нумеровали, чтобы потом было проще собрать дом заново. Перевозили на подводах. Кто не успел перевезти свои дома посуху — по бревнышку сплавляли их по реке. Сооружали плоты и по воде перегоняли дома к отведенным для места жительства местам. Старые мологские избы с пронумерованными бревнами до сих пор стоят в деревнях неподалеку от Рыбинска.


Изображение

Кому две недели на выезд дали, а кому – 10 дней. Приехали, дом разломали, стены, крышу. Один только пол остался, да мебель на нем. Бревна увезли, а мы сидим: мамка наша, я – восьмилетняя, да сестренка, меня еще младше. Сидим за столом, дождь поливает сверху, а нам и укрыться негде. Когда за нами приедут, куда повезут, да и кто – неизвестно. Вот оно сиротство-то где…» (В. Капустина, родилась в г. Молога в 1927 году).

Изображение

«Выселенцами» называли тех, чьи дома были признаны ветхими, негодными к перевозу. Эти люди получили от государства жалкую компенсацию – 500 рублей. За такие деньги в то время можно было соорудить лишь дощатую хибарку. Так что большинство «выселенцев» так и скитались потом до конца жизни по съемным углам, не имея возможности поселиться в собственном доме.

Изображение

В прессе того времени описывались многочисленные случаи «волокиты и путаницы, доходящей до явного издевательства» при переселении. Так «гражданин Васильев, получив участок, посадил на нем яблони и построил сарай, а через некоторое время узнал, что участок признан непригодным и ему дают новый, на другом конце города».

Изображение

А гражданка Матвеевская получила участок на одном месте, а дом ее строят в другом. Гражданина Потапова гоняли с участка на участок и в конце концов вернули на старый. «Разборка и сборка домов происходит крайне медленно, рабочая сила не организована, десятники пьянствуют, а управление строительства старается не замечать этих безобразий», – сообщает неизвестная газета из экспозиции музея Мологи. Дома по несколько месяцев лежали в воде, дерево отсыревало, в нем заводились вредители, часть бревен могли потерять.

Изображение

Но хуже всего обстояло дело с «беспризорными» – стариками и старухами, не имевшими родственников, и неспособными к самостоятельному переезду. Таких только в Мологе насчитывалось 70 человек, и их судьба неизвестна до сих пор. Официально их распределяли по инвалидным домам.


Спойлер
«Все мои родственники с маминой стороны — оттуда, с затопленной территории. Выселяли, уезжали, как бы больно ни было. Бабушке 89 лет, у нее четыре дочери, куча внуков, правнук есть, но она до сих пор помнит свое родное село, свой дом. Нас всех — её детей и внуков, где бы мы ни жили, тянет снова и снова на берега Рыбинки, хоть по «той» земле мы не ходили, а только знаем по рассказам…»
«Моя бабушка родилась и жила в одной из затопленных деревень. И когда они уезжали оттуда в толпе и спешке, потерялся бабушкин родной брат. Его судьба неизвестна…»
Рассказы потомков переселенцев из Мологского края.


Изображение

"Взрослых мужчин в семье не было – отца осудили как врага народа, а брат Николая служил в армии. Дом разобрали узники Волголага, они же заново и собрали его на окраине Рыбинска посреди леса на пнях вместо фундамента. При транспортировке несколько бревен потерялось.
Зимой в доме стояла минусовая температура и померзла картошка. Коля с мамой еще несколько лет затыкали дыры и своими силами утепляли дом, чтобы разбить огород им пришлось корчевать лес. Привыкший к заливным лугам домашний скот почти у всех переселенцев погиб.
"
Была большая пропаганда. Людей настраивали, что это необходимо для народа, необходимо для промышленности и транспорта. До этого Волга была несудоходная. Мы в августе-сентябре переходили Волгу пешком. Пароходы ходили только от Рыбинска до Мологи. И дальше по Мологе до Весьегонска. Пересыхали реки, и по ним прекращалось всякое судоходство. Промышленности нужна была энергия, это тоже положительный фактор. А если смотреть с позиций сегодняшнего времени, то окажется, что все это можно было и не делать, это было экономически нецелесообразно.
По воспоминаниям Николая Новотельнова.


Изображение
"Мологжанин Николай Михайлович Новотельнов на развалинах своего города.
Сейчас Николаю Новотельнову 89,5 лет, а во время затопления было 15, он один из немногих остающихся в живых очевидцев переселения."


Изображение

Говорят, что 294 жителя Мологи приняли решение не переселяться, а уйти из жизни вместе с родным городом, среди них якобы были и те, кто намертво приковал себя цепями в своих домах. Породил эти разговоры рапорт лейтенанта НКВД Склярова начальнику Волгостроя Журину. Именно он цитируется как доказательство того, что 294 человека покончили жизнь самоубийством. Вот только оригинал этого документа собственными глазами никто из исследователей не видел. Копии же, которые можно отыскать в Интернете, к делу, как говорится, не подошьешь.

Об оригинале ничего не известно, – рассказывает Анатолий Копов, заведующий Музеем Мологского края. – Этот рапорт всплыл в конце 80-х годов, когда началось активное обсуждение темы Мологи. Скорее всего это фальшивка и никакой ценности она не имеет.

В Рыбинске поговаривают, что фальшивку запустили музейщики из Углича, чтобы привлечь внимание туристов к местным достопримечательностям. Зам. директора Угличского музея-заповедника Виктор Ерохин это отрицает:

Я слышал, что копию рапорта обнаружили в одной из деревень, где располагался штаб Волгостроя. Потом она оказалась в частном архиве рыбинца Кима Катунина, бывшего политзаключенного, который после освобождения стал коллекционировать документы, связанные с ГУЛАГом.

Тем не менее в воспоминаниях мологжан о земляках-само­убийцах нет ни слова. Уроженка Мологи Мария Кувшинникова не помнит, чтобы кто-то из ее земляков добровольно принял смерть, не смирившись с переселением.

Горя и слез было много, – вспоминает она. – Но что еще мы могли сделать, кроме того, чтобы поплакать?

Пожалуй, ничего. Несогласных наверняка объявили бы врагами народа, и о том, как сложилась бы их дальнейшая судьба, нетрудно догадаться. Но главный факт, развенчивающий историю с утонувшими жителями Мологи, заключается в том, что им пришлось бы ждать смерти… шесть лет. Именно столько времени прошло, прежде чем Молога полностью ушла под воду – город и окрестности затапливало по несколько сантиметров в месяц. Никакого стремительного потопа в реальности не было.

Процесс переселения протекал демократично, – убежден Копов. – Людям давали выбор: они могли поселиться в Ярославле или Рыбинске, могли перевезти свой деревянный дом или получить за него компенсацию.

Однако старики-мологжане, свидетели событий, говорят об обратном: денег на переселение давали мало, люди сами разбирали дома, свозили на лошадях на берег, погружали на плоты, а переплавляли груз по реке перегонщики.
Спойлер
История одной фальшивки, или как кровавая гэбня "утопила" три сотни жителей Мологи.


Не так давно в эфире Первого канала вышел фильм «Молога. Русская Атлантида», повествующий о событиях, связанных с созданием Рыбинского водохранилища. Фильм позиционируется как «документальная драма», т.е. это такое художественное произведение, но как-бы основанное на реальных событиях и включающее в себя, помимо игровых эпизодов, реальные интервью и архивные съемки. Это очень своеобразный жанр, позволяющий списать все несуразности (которых в этом фильме великое множество) на «художественную» часть фильма, но в то же время позиционировать его как «документальное кино». Не занимаясь разбором всего фильма, мы остановимся лишь на одном моменте – на так называемом рапорте Склярова, на основе и вокруг которого построен весь фильм. Ибо этот документ начал гулять по интернету задолго до выхода фильма.

Изображение

Итак, ознакомимся с содержанием этого документа. Рапорт подписан лейтенантом Скляровым и адресован начальнику Волгостроя-Волголага Журину. В нем указано, что 294 человека из числа жителей г.Молога и селений Мологского района добровольно отказались от переселения из зоны затопления водохранилища и погибли. Некоторые из них приковывали себя «к глухим предметам». Этакий протест системе, умираем – но не сдаемся и все такое. Кровавая гэбня топит патриархальных селян. Однако же, сей документ вызывает немало вопросов.

Изображение
Строительство Рыбинской ГЭС, 1940 год.

Для начала, краткий экскурс в историю, без которого понять некоторые моменты (например, какое отношение НКВД имело к водохранилищам) будет затруднительно. В 1935 году советское руководство решило построить на Волге две крупные по тем временам гидроэлектростанции – Угличскую и Рыбинскую. Эта задача была возложена на НКВД, обладавший значительными людскими ресурсами в виде заключенных. В структуре НКВД для строительства этих гидроэлектростанций была организована специальная структура – Волгострой и при нем Волголаг. Волгострой занимался всеми работами по волжским ГЭС – он их и проектировал, и строил, и готовил зону затопления, разве что оборудование поставляли независимые заводы. В апреле 1941 года началось заполнение Рыбинского водохранилища, переселение населения (около 130 тыс. человек) из зоны затопления к этому моменту было завершено.

Изображение
Молога.

В зону затопления попал и город Молога. Согласно первому изданию Большой Советской Энциклопедии, в 1936 году в нем проживало 6100 человек, это был небольшой, застроенный преимущественно деревянными строениями городок.Итак, перейдем к описаниям странностей документа. Во-первых, он никак не датирован, что довольно странно. В правом верхнем углу красным карандашом нанесена отметка, напоминающая цифру 41, что дает основание датировать документ 1941 годом. Можно произвести датировку документа и другим образом. Майор Журин работал руководителем Волгостроя в 1941-начале 1942 года, после чего Волголаг был преобразован в Рыбинский ИТЛ, а Журин уехал на Урал. В 1944 году он вновь вернулся на Волгострой, но уже в звании генерал-майора. Все это весьма подробно описано тут. Таким образом, документ может быть датирован с апреля 1941 года (начало заполнения Рыбинского водохранилища) до начала 1942 года. Запомним это, данная информация критически важна.

Изображение
Панорама строительства Рыбинской ГЭС, 1939 год.

Есть в документе и другие странности. Так, он составлен крайне неряшливо – опечатка в фамилии Журина, исправленная чернилами, абсолютное отсутствие логической взаимосвязи между двумя частями предложения во втором абзаце. На документе отсутствуют какие-либо отметки или штампы, неизбежно возникающие в ходе делопроизводства и дальнейшего нахождения в архиве (невразумительные, судя по всему карандашные, пометки в верхней части документа на таковые не очень похожи)

Изображение
Одна из центральных улиц Мологи.

Теперь перейдем к странностям фактологическим. Совершенно непонятно, почему отказывающиеся переселиться люди не были выселены принудительно. В самом документе указывается на некие примененные «меры физического воздействия» к тем, кто отказался переселиться, но которые, по неясным причинам, не привели к успеху. А ведь и сейчас при необходимости приставы выселяют без проблем, а уж в то время с этим тем более не могло быть особых сложностей. Занимающееся работами НКВД могло без труда отправить всех, кто сопротивлялся решениям советской власти, в тот же Волголаг.

Изображение
А так выглядел в Мологе роддом.

Перед заполнением водохранилища в обязательном порядке происходит очистка его ложа от строений. Деревянные дома либо разбираются и перевозятся на новое место, либо сжигаются. Каменные разрушаются до основания. Причем делается это задолго (минимум за год) до заполнения водохранилища (Мологу начали переселять еще в 1937 году). Возникает довольно странная картина – почти триста человек месяцами сидят среди чистого поля и ждут, когда придет вода. Некоторые еще и на цепи.

Изображение
Монастырь в Мологе.

Далее, чисто физически утопиться при заполнении водохранилища довольно проблематично. Рыбинское водохранилище имеет небольшой подпор, но большой объем, и соответственно заполняется довольно медленно – это сантиметры в день. Это не цунами и даже не обычное наводнение, уйти от поднимающегося водохранилища можно просто пешком и не особо напрягаясь. Сидеть неделю, а то и больше в воде и ждать, когда тебя утопит ме-е-е-дленно повышающимся уровнем воды – это удивительно дурацкий и мучительный способ самоубийства. Даже если согласиться со Скляровым и признать, что утопленники были психически больными людьми, то даже для сумасшедших это уж слишком.

Изображение
При ежегодной сработке водохранилища часть территории бывшего города показывается над водой.

Ну и наконец, самое интересное. Как мы помним, сей документ мог быть написан в 1941, ну максимум в начале 1942 года. Но дело в том, что Рыбинское водохранилище заполнялось не за год, а за 6 лет. Как это происходило, можно увидеть вот на этом графике (тут надо иметь в виду, что по соображениям секретности в те годы реальные отметки водохранилища скрывались и указывались условные; так, вместо реального уровня полностью заполненного водохранилища (т.н. НПУ), составляющего 102 м, указано 117 м, т.е. на 15 м больше):

Изображение

График взят вот из этой книги:

Изображение

Итак, в 1941 году водохранилище поднималось максимально до отметки 97,5 м (условная 112,5 м), в 1942 году – до отметки 99,3 м (условная 114,3 м). А на какой отметке расположена Молога? Ответ известен – на отметках 98-101 м (условная 113-116 м). Таким образом, впервые Молога скрылась под водой в 1946 году. Соответственно, никакие жители Мологи утонуть ни в 1941, ни в 1942 году не могли физически – вода до них просто не дошла. Чтобы погибнуть при затоплении, приковавшим себя в 1941 году к «глухим предметам» мологжанам пришлось бы сидеть на цепи пять лет, до весны 1946 года. И лейтенант Скляров, начальник Мологского отделения лагпункта Волголага, никак не мог написать рапорта о затоплении Мологи, которая не была в то время затоплена, тем более Журину, который одновременно был главным инженером стройки и прекрасно знал, что именно затапливалось и когда.

Изображение
Владимир Дмитриевич Журин. Крупный советский гидротехник, руководитель Волгостроя,
доктор технических наук, профессор, генерал-майор технической службы.

Большие вопросы вызывают и обстоятельства обнаружения документа, и его современное местонахождение. Обычно указывается, что документ был найден в архивах Рыбинского музея-заповедника, что само по себе крайне странно – документ внутренней переписки НКВД должен храниться в архиве ФСБ, а никак не в музее. Если же этот документ по каким-то непонятным причинам был передан из архива в музей, на нем должны были сохраниться соответствующие отметки архива, да и музея – единица хранения же, под учетом. Более того, из музея сей документ как-то исчез, и где он сейчас – никому не известно:

«На этот документ, когда-то найденный в архивах Рыбинского музея-заповедника, ссылаются авторы большинства публикаций о Мологе, однако, по словам молодого директора Музея Мологского края Снежаны Евсеевой, вышеназванного рапорта сама она не видела и где этот документ находится и есть ли он в природе вообще, не знает. Возможно, он хранится в Угличском историко-архитектурном музее-заповеднике, но на запрос рыбинцев туда ответ не пришел. Что дало им повод засомневаться в реальности «самоубийственных» событий.»
Подытожим. Есть лишь одна версия, просто и логично объясняющая все вышеперечисленное. Не было никаких трех сотен мологжан-самоубийц, и быть не могло. А документ, известный как «рапорт Склярова», никогда не существовал в реальности. Это обычная, и не очень хорошо сработанная фальшивка. Которую "Первый канал" радостно распиарил.


Переселенцы вспоминали, что во время затопления на образовавшихся посреди воды островах можно было видеть напуганных животных, и люди из жалости делали для них плоты и валили деревья, чтобы перекинуть мост «на материк».

Газета «Большая Волга» в репортаже «На Рыбинском море» от 19 мая 1941 года писала:

«Лесные птицы и звери шаг за шагом отступают на более высокие места и бугры. Но вода с флангов и тыла обходит беглецов. Мыши, ежи, горностаи, лисы, зайцы и даже лоси согнаны водой на вершины бугров и пытаются спастись вплавь или на оставшихся от рубки леса плавающих бревнах, вершинах и ветвях.

Многие лесные великаны-лоси не раз попадали в весенний паводок и разлив Мологи и Шексны и обычно благополучно доплывали до берегов или останавливались на мелких местах до спада полых вод. Но сейчас звери не могут преодолеть небывалого по размерам залитой площади наводнения.

Много лосей, прекратив попытки уйти вплавь, стоят по брюхо в воде на более мелких местах и напрасно ждут обычного спада воды. Некоторые из зверей спасаются на приготовленных к сплаву плотах и гонках, живя по нескольку недель. Голодные лоси объели всю кору с бревен плотов и, сознавая безвыходность своего положения, подпускают людей на лодках на 10-15 шагов…
»
Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

Похороненая история…

#6 Ecio » 15.09.2016, 14:59

Изображение

13 апреля 1941 года на стройке в Переборах, под Рыбинском, был перекрыт последний проём плотины, и паводковые воды Волги, Шескны и Мологи, встретив на своем пути непреодолимую преграду, стали выходить из берегов, разливаться на пойму, с каждым днем все ближе и ближе подступая к городу Мологе, существовавшей почти восемь веков, и затопляя Молого-Шекснинское междуречье. Вместе с Мологой уходило под воду около 700 сел и деревень, сотни тысяч гектаров плодороднейшей пашни, знаменитые заливные луга, выпасы, зеленые дубравы, леса, памятники старины, культуры, уклада жизни наших далеких предков.

Изображение

Изображение

Ушли под воду древняя княжеская столица, культурно-исторический и административно-хозяйственный центр город Молога, в котором проживали более 5 тыс. человек, пятитысячный фабричный поселок Абакумово, находившийся на реке Шексне в нескольких километрах от Рыбинска. Затоплено три четверти территории одного из древних русских городов — Весьегонска (Тверская область), расположенного в 140 км от Рыбинска. Под воду ушла вся его историческая часть с тремя старинными храмами. Перенесено на новое место старинное село Брейтово, стоявшее при впадении легендарной реки Сить в Мологу.

Изображение

Изображение

Затоплены древние летописно известные села и храмы, расположенные вдоль бывших берегов Мологи, в частности, село Борисоглеб — бывший Холопий Городок, впервые упомянутый в XII веке. Ушли под воду самая благоустроенная в Ярославской епархии Югская Дорофеева пустынь; обширный комплекс Мологского Афанасьевского монастыря. Затоплен Леушинский Иоанно-Предтеченский женский монастырь, находившийся между Череповцом и Рыбинском близ реки Шексны, с величественным пятиглавым собором.


Изображение
Леушинский женский монастырь, которому покровительствовал святой праведный Иоанн Кронштадтский

Изображение

Изображение
Леушинский монастырь не был взорван, и после затопления его стены еще несколько лет возвышались
над водой, пока не обрушились от волн и ледоходов. Фото 50-х годов.


Изображение

Подтопление коснулось Углича, исторической части города лишился Калязин. Возвышающаяся среди воды колокольня калязинского Никольского собора стала одним из трагических символов эпохи сотворения «нового мира».

Изображение

Изображение

Изображение

Спустя некоторое время началась волна самоубийств среди бывших мологжан. Они целыми семьями и по одному приходили на берега водохранилища топиться. Поползли слухи о массовых самоубийствах, которые доползли до Москвы. Было принято решение выселить оставшихся Мологжан на север страны, а город Мологу вычеркнуть из списка когда-либо существовавших. За упоминание его, особенно как место рождения, следовал арест и тюрьма. Город попытались насильно превратить в миф.

Изображение Изображение

Спойлер
Долгие годы и десятилетия зловещий заговор молчания стоял над Мологой, а сама мологская тема была «запретной зоной». За весь советский период о Мологе не было сказано ни одного слова. «Наоборот, именно в эти годы, словно каленым железом, стали выжигать Мологу из памяти народной», - писал бывший мологжанин Ю.Нестеров, неутомимо собиравший материалы об этой трагедии.

"Страшно тяжело было переселяться, – вспоминает мологжанка Валерия Капустина. – Дядя Саша Бабушин долго плакал, когда на закате на Мологу смотрел. Пошел зимой в лес, а утром его мертвым нашли – обнялся с сосной, а на щеках слезы замерзли и куртка вся в ледяных капельках. И не он один так от тоски умер."
Изображение

Но сведения о том, что советские власти так хотели стереть память о Мологе и поэтому запретили под угрозой репрессий произносить название города, тоже не находят подтверждения. Долгое время в Рыбинске существовал поселок Новая Молога, куда переселились многие мологжане, но название его постепенно забылось.

Изображение

Изображение

Изображение

Однако многие все же не могли забыть о трагедии. В ноябре 2003 года появился памятник жертвам затопленной Мологи на берегу Рыбинского водохранилища в Брейтово. Построенная на пожертвования часовня получила название "Богородица-на-водах". Это, кстати, и памятник всем переселенцам, которые оставили свои дома при строительстве ГЭС с 1936 по 1941 года. А их насчитывается около 150 тысяч человек.


Изображение
Покаянная часовня в Брейтово

Ярославский Архиепископ Кирилл благословил эту часовню посвятить Божией Матери «Аз есмь с вами, и никтоже на вы», иконе ставшей символом затопленной Руси, и святителю Николаю Чудотворцу, покровителю плавающих. Поэтому часовня получила также еще одно название Богородице-Никольская.

Изображение
Икона Божией Матери «Аз есмь с вами, и никтоже на вы» или Леушинская

Спойлер
В юности, когда я навсегда, как оказалось, покидала родительский дом, мне приснился сон, который я почему-то запомнила.

Там совершенно нечего было запоминать – потому и странно всё это как-то…

Просто получаю я в том самом сне открытку, а на открытке обратный адрес: мои собственные инициалы и «Рыбинское водохранилище». Вот и всё – весь сон. Ничего интересного.

И только недавно, когда всё чаще стали наведываться ко мне воспоминания детства и отрочества – возникать в моем сознании, как призраки давно затонувших кораблей, – я поняла, что означала та надпись на открытке. Да еще с моими же инициалами в графе отправителя.

Особенно часто возникают передо мною любимые мои старики – дед да бабка, да наши деревенские.

Мы сидим на завалинке возле дедова дома в Бирюсинске. Ул. Красной Звезды, 18. Бабка, я (мне лет пять), еще пара старух и незабвенный сосед – дядя Коля.

Мы режемся в «подкидного дурака», и нам невозможно как весело.

Но апогей веселья наступает, когда в дураках остается именно дядя Коля, и я настоятельно, в стотысячный раз, требую в качестве штрафа за проигрыш дяди Колин стеклянный глаз.

И дядя Коля, посадив меня поудобнее к себе на колено, начинает свое шоу, свой коронный номер.

Оп! И глаз – его собственный глаз! – у него в руках! Ужас и восторг! Дядя Коля, пропахший махоркой и кислыми щами, лысый и безбровый, расплывается в довольной улыбке, поблескивая золотыми зубами и беззвучно посмеиваясь. Он похож на Кощея Бессмертного, и я начинаю визжать, плакать и, тем не менее, азартно хлопать в ладоши.

А тут из окошка выглядывает наш дед и на всю улицу:

– Девчонки, ужин готов!

Нигде больше в Бирюсинске и близлежащих окрестностях, как мне потом рассказывали, деды не готовили ужин своим старухам, сражающимся на завалинке в подкидного.

И мы с бабушкой бодро шли лопать нашу глазунью и запивать ее тюрей на холодном молочке.

Попозже могла заглянуть баба Дуня – маленькая коренастая старушка, в любую погоду одетая почему-то исключительно в синий шерстяной платок и полинялый коричневый плащик. От бабы Дуни дурно пахло, и она всё время охала и приговаривала: «Ой, Божа мой, Божа…»

Я не очень любила бабу Дуню и иногда так ее и звала: «Божамой пришла». Бабушка, впрочем, строго выговаривала мне, кормила бабу Дуню всем, что находилось, поила чаем с сахарком вприкуску и подолгу слушала ее заунывные причитания.

Баба Дуня жила совсем одна, дети ее бросили, и мои старики стали ей единственными друзьями, помогая то копеечкой, то едой и вещами.

Иногда бабушка просила Дуню спеть «Херувимскую». И она пела

Иногда бабушка просила Дуню спеть «Херувимскую». И она пела. Скрипучим, дребезжащим стариковским своим голоском.

Горестно, призывно и завораживающе…

И бабушка незаметно смахивала слезинки и протирала глаза уголками своего платочка.

А я сидела на табурете, грызла палец и болтала ногами, недоуменно поглядывая на двух плачущих старух.

И все они теперь, как Молога со дна Рыбинского водохранилища, приходят ко мне в воспоминаниях и сновидениях, зовут, ждут моей ответной любви, просят не забывать.

И уж не посидишь теперь беспечно на табурете, не поболтаешь ногами…

Монахиня Евфимия (Аксаментова)
16 октября 2015 г.

Источник: pravoslavie.ru

Гигантская чаша Рыбинского водохранилища окончательно заполнилась только в 1947 году. Лишь отдельные главы церквей оставались над водой, но к 1950 г. и они скрылись.

Изображение

Изображение

С тех пор в водохранилище каждый год образуется огромная льдина площадью 4,5 тысячи квадратных километров и толщиной до одного метра. Лед держится с середины ноября до начала мая. Эта масса холода существенно влияет на здешний климат. В первой половине апреля, когда освободившаяся от снега земля уже прогревается, на водохранилище еще лежит лед, по которому ездят на снегоходах и машинах. Срок вегетации растений сдвигается каждую весну от двух недель до месяца. Произошли и многие другие изменения, которые экологи считают необратимыми. Навигация длится в среднем 190 дней.


Изображение

Изображение

Изображение

Спойлер
Рыбинское море - гигантская лаборатория института биологии внутренних водоемов РАН. В северо-западной его части расположен Дарвинский заповедник, специализирующийся на исследованиях по влиянию водохранилища на природные комплексы южной тайги. Судовой фарватер идет вдали от берегов. Высота волн достигает двух метров.

Изображение

Изображение
Сегодня берег «Рыбинского моря» в некоторых местах действительно похож на курорт.

  • Образовано 13 апреля 1941.
  • Средняя глубина - 5,5 м, максимальная - 25-30 м.
  • Площадь 4580 км2.
  • Центр 37°30' в.д. и 58°30' с.ш.
  • Затоплено: 3645 км2 лесов, 663(!) деревни, 1 город (Молога), 140 (!) церквей и 3 (!) монастыря.
  • Переселено 130 000 (!) человек
  • Мощность водонапора 330 тысяч киловатт.
  • Порты: Череповец, Весьегонск, Рыбинск.

Рыбинская плотина - одно из первых сооружений, превративших Волгу в цепь слабопроточных водохранилищ (ранее вода от Рыбинска до Волгограда добегала за 50 суток, а теперь за 1,5 года). О каком естественном самоочищении может идти речь почти при полном отсутствии течения воды? Плотины перекрыли пути естественной миграции рыбы и, как следствие, - истощение рыбных ресурсов. Море стало источником гниющих испарений и местом размножения многочисленных рыбных паразитов (не случайно значительная часть волжских лещей заражена солитером).

Изображение

Стоит также отметить, что еще недостроенные Рыбинская и Угличская ГЭС бесперебойно снабжали электроэнергией столицу во время противостояния фашистам. Тем самым, "мологская трагедия" уберегла страну, возможно, от трагедии гораздо большей.

Изображение

С самого начала создания Рыбинского водохранилища не утихают споры о его судьбе. В последнее время в Ярославской области, где расположена большая часть водохранилища, начали преобладать идеи спуска водоема и возрождения затопленного Мологского края.

На рыбинсском море (читать, скачать)
Мологский край. Проблемы и пути их решения (читать, скачать)

Спит под водой красавица Молога
Среди холодной, жуткой тишины
А наверху широкая дорога,
Какая грезилась новатору страны…

(Ю. Никитин)

Изображение

Изображение
Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

В надежде на чудо...

#7 Ecio » 15.09.2016, 15:04

Изображение

Однако история Мологи на этом не заканчивается. Уровень Рыбинского водохранилища постоянно колеблется, и время от времени город показывается из воды. Тогда обнажаются улицы, фундаменты домов, кладбище с надгробиями. Сюда приезжают потомки мологжан: каждую вторую субботу августа они собираются в Рыбинске и отправляются на теплоходе в район Мологи. Так они отдают дань памяти предкам, которые отказались покидать свою малую родину, предпочтя навсегда остаться в родном доме. Если «повезет» — бродят по занесенным илом улицам, находят фундаменты домов и школ, пытаются прочесть надписи на надгробьях городского кладбища. В надежде на чудо высаживают семена и молодые деревья.

Изображение
Памятный знак на месте, где стоял Богоявленский собор города Мологи. У этого знака каждый год во вторую субботу августа встречается мологское землячество .

В надежде на чудо. «…И невидим будет Большой Китеж вплоть до пришествия Христова, что и в прежние времена бывало, как свидетельствуют жития святых отцов…» Но нет, воды рукотворного моря поднимаются вновь, скрывая Мологу от людских глаз.

Изображение

В 1992-1993 годах, когда уровень Рыбинского моря понизился более чем на 1,5 метра, обнажив мостовые, улицы города, контуры фундаментов, кованые решётки, могильные плиты на кладбище. Прежде чем город-призрак вновь погрузился под воду, краеведам удалось собрать исторические реликвии для будущего музея Мологи, снять любительский фильм. Участники экспедиции высадились из катера прямо на торговую площадь, обошли почти все островки городской территории, протянувшейся когда-то на 4 километра над рекой Мологой. В фильме звучат голоса людей, вернувшихся в свой город, узнающих белые ступени гимназии, ограду Афанасьевского женского монастыря, мощёную дорогу на кладбище, читающих имена на надгробных плитах.

Изображение

Изображение

Изображение

За каждый "низководный" год этот город-призрак платит свою цену: во время весеннего ледохода лед, как терка, скребет по дну на мелководье и уносит с собой материальные свидетельства прошлой жизни...

Изображение

Изображение

Сегодня, с высоты прошедших лет, понятно, что память о случившейся трагедии, о прошлом благодатной Мологской земли и тихого старинного городка не может бесследно исчезнуть и должна сохраниться для будущих поколений.

Изображение

Судьбу Мологи разделил и находившийся неподалеку женский Афанасьевский монастырь. В Рыбинске монастырь имел подворье с часовней. Сегодня в подворье Афанасьевского монастыря работает Музей Мологского края (филиал Рыбинского музея-заповедника). Это единственный в мире музей затопленного города. Собственно не только города, а огромной территории с сотнями сел, деревень, десятками церквей и монастырей. Края, который дал России историка графа А.И. Мусина-Пушкина, военачальника князя А.А. Прозоровского, академика живописи и одного из основоположников отечественной реставрации Ф.Г. Солнцева, писателя и драматурга А.В. Сухово-Кобылина, писателя-этнографа Ф.А. Арсеньева.


Изображение

Спойлер
Музей совсем крошечный – всего лишь часовня подворья Мологского Афанасьевского женского монастыря. Сотни лет истории сжаты в нем до предела и потому, наверное, так велико впечатление от встречи с удивительными реликвиями. Вот так Молога продолжает жить. Жить в сердцах мологжан, их детей, внуков, друзей и просто русских людей, небезразличных к истории своей земли.

Изображение

Изображение

Лечу на близкий берег ветром,
Как жаль, что не сказать: домой!
Я рад нырнуть на двадцать метров,
Лишь бы увидеть край родной…

Влечёт меня неодолимо
Туда, где подняла земля
Отца и мать, меня… Незримо
Встают подводные края…

Когда приходим в точку эту
(Пусть будет странно кой – кому)
Я достаю из брюк монету
И опускаю в глубину…

Я сердцем чувствую и знаю,
Кто оборвал из детства нить,
Кто охладел к родному краю,
Не может Родину любить!

(С.А. Ершов, уроженец Мологского края)

Изображение

Изображение

Изображение

Но Музей Мологского края - это не мемориал знаменитым деятелям культуры. Среди выставленных предметов нет ничего выдающегося: старые фотографии с видами города и портретами жителей, воссозданная комната мологжанина, предметы домашнего обихода, районные газеты "Родной край" и "Большая Волга".

Изображение

Единственное отступление от музейных правил, которое позволили себе авторы экспозиции, - это разрешение ставить свечки перед иконой Богоматери "Всех скорбящих радость", установленной непосредственно в бывшей часовне Афанасьевского монастыря. Долгое время тема Мологи была запретной. Об этом нельзя было писать. Встречались земляки, стараясь не привлекать к себе внимания, почти тайно. Первые сохранившиеся фотографии встреч мологжан относятся к 1960-м годам. Но даже в эти годы собираться приходилось вдали от родной земли - под Ленинградом. Вслух заговорили о Мологе только во второй половине 1980-х. Прошла серия статей, встречи переместились в Рыбинск и стали публичными. В 1995 году открылся музей, в 1997-м была официально зарегистрирована общественная организация "Землячество мологжан".

Изображение

Музей Мологского края - сравнительно редкий пример государственного музея, созданного по народной инициативе. У него два источника пополнения коллекции: подарки мологжан и экспедиции на Мологу. Свою миссию музей видит не столько в сохранении памяти прошлого, сколько в возрождении Мологского края как культурно-исторической общности. Сотрудники музея и активисты землячества работают над идеей создания Мологской административной территории с центром в селе Веретея или поселке Борок, ранее находившихся в Мологском уезде

Изображение

В 1994 году, когда в Рыбинск были званы со всех концов света потомки славного рода Мусиных-Пушкиных, чтобы участвовать в юбилейных торжествах, посвященных 250-летию А.И.Мусина-Пушкина – президента Академии художеств, председателя Синода, просветителя и коллекционера, спасшего от забвения «Слово о полку Игореве», не нашлось ни его дома-усадьбы, ни могилы. Их поглотило Рыбинское море. Над этими водами и прозвучали в юбилейные дни слова панихиды и поминального хора над Мологой, вносящих примиряющие ноты между поколениями.


Изображение


Спойлер
В 1991 году в Верхне-Волжском книжном издательстве, где за десять лет до этого появилось «Рукотворное море» С. Тачалова, вышла в свет книга Юрия Нестерова «Молога — память и боль», в которой история возникновения Рыбинского водохранилища представлена в трагическом свете.

На следующий год после выхода книги автор скончался, в газете «Рыбинские известия» 6 июня 1992 года под заголовком «Летописец Мологского края» был опубликован некролог, подписанный инициативной группой Мологского землячества. В нем, в частности, говорилось, что Юрий Александрович Нестеров был кадровым военным, полковником запаса. «В 1985 году начал заниматься историей своего родного города Мологи и всего Молого-Шекснинского междуречья. Особенно его интересовали вопросы переселения, быта и жизни мологжан на новых местах».

Юрий Нестеров был одним из инициаторов создания музея Мологи в Рыбинске. Книга «Молога — память и боль» вышла к 50-летию затопления его родного города Рыбинским водохранилищем. В ней приведены документы и названы такие цифры: на строительстве Рыбинского гидроузла трудилось около 150 тысяч заключенных Волголага, от болезней, голода и «адских» условий работы умирало по сто человек в день.

«Сегодня на месте Мологи — огромная водная могила, — писал Ю.А.Нестеров. — Но, может быть, она, как легендарный Китеж, откроется людям перед Страшным Христовым судилищем? Ведь Страшный суд идет уже давно, потому что наша жизнь и есть сам Страшный суд. Ныне наука часто опровергает правильность прежних решений, и если малая энергетическая отдача Рыбинского каскада ставит в повестку дня понижение уровня водохранилища или его спуск, то Молога и вправду сможет когда-нибудь снова подняться из воды».

Изображение


Спойлер
МОЛОГА В РУССКОЙ ПОЭЗИИ

В. КУЛИКОВ

Ветер белые стада
Гонит синею дорогой
Где сомкнулись навсегда
С шумом волны над Мологой.
Лишь на много верст окрест
Виден, сникший одиноко,
Старый колокольный крест
Над могилою глубокой.

Г. ЛУПАНДИНА

Как прощения просить у Господа
За дела, что творили сами?
Море плещется над погостами,
Деревнями, монастырями.
Невозвратная, незабытая,
Здесь Российской земли частица,
Но над этой землей убитою
В небесах не летают птицы.

В новом Китеже, в воду спрятанном
Человеческим безрассудством,
Травы донные вьются прядями,
А на них стаи рыб пасутся.
И порою волна шуршащая
Извлекает со дна печально
Колокольное, леденящее,
Несдающееся звучанье.

С. ХОМУТОВ

Через память

Весь пропахший смолою и рыбою,
Совершая большой переход,
До сих пор от Мологи до Рыбинска
Белоснежный плывет пароход.
Он дымком овевает окрестности,
Он гудками тревожит рассвет…
От безвестности до неизвестности,
Через память задумчивых лет.
Но колышутся волны холодные,
Но безмолвна тяжелая мгла.
За деяния неблагородные
Многих Родина-Мать прокляла.
И седые, печальные, старые
Ходят люди на берег взглянуть,
Чтоб согреться душою усталою
Или просто поплакать чуть-чуть.
Там, в глубинах, поныне, им кажется,
Продолжается радостный век,
И телеги веселые катятся,
Каплет дождик, и падает снег.
И звенят соловьи над Кулигою,
И в Заручье шумят дерева.
…И кружатся над скорбью великою
Задушевной беседы слова.


Мологжане

Петербуржцы, парижане,
Москвичи и волгари,
А зовутся - мологжане,
Странно, что ни говори.

Кто сказал, что нет Мологи,
Что снесла ее вода,
Если все пути-дороги
Устремляются туда.

Что за город, что за место, -
Стольким людям отчий дом!
Подымается, как тесто,
Слава добрая о нем.

Мологжане, мологжане,
Удивительный народ,
В историческом тумане
Город сказочный встает.

И горят на храмах главы,
И родная речь звенит,
И народные забавы
Память светлая хранит.

И ведет туда дорога,
Через поле, через лес,
И раскинулась Молога
От земли и до небес.

Е. РОЗОВ

Как иногда из памяти земной
Являются вдруг образы былого,
Так в летнюю истому, в жаркий зной
Всплывает, возвращаясь к нам Молога

Она - живее многих городов,
Бессонней ночевавших в преисподней,
И сквозь завалы скомканных годов
Она опять взывает к нам сегодня.

Вода над нею. Навсегда - вода.
В своем уже чуть поутихшем гуле
На берегу другие города
Застыли, будто в мрачном карауле.

До горизонта мутная стена.
Поэтами расхваленное море.
Венками брызг вниз катится волна,
И кажется, что это плачут зори.

Мы, наверно, уже
никогда не увидим России
Чистых сонных озер
и обильных больших деревень.
Приодетых в березовый,
нежный нетронутый иней,
Где до самой до Троицы
белой царицей сирень.
Не скрипят журавли,
не доносится пенье гармошки,
Там, где были дома,
лишь проплешины рыжей земли.
Не качают ветра
над прудом золотые сережки,
И могилы давно уж
высокой травой заросли.
Но я знаю, я верю,
что будут нам сниться порою,
Дорогие селенья
в красе изначальной своей,
Разнесенные надвое
вихрями свадебных троек,
И поля, пробужденные
бегом свободных коней…

Б. ОРЛОВ

И волчье лыко, и медвежьи ушки…
Но звери не спешат на водопой.
Над берегом, на выжженной опушке
Желтеет ядовито зверобой.

Витает над рекою запах гари.
Идет от грусти кругом голова.
Нет хутора. Давно Иван да Марья
Не люди, а цветущая трава.

Иными стали рощи и деревни,
Мы, забывая мудрость древних книг,
Уходим тихо в травы и деревья
И не вернемся, видимо, из них.

Сентябрь ударил, словно дробью,
Прозрачным градом по чиркам.
Вода уходит. И надгробья
Всплывают ближе к облакам.

И космос осенью мелеет,
И море. Тина под рукой.
В созвездьях Рыб и Водолея
Молога обрела покой.

Печальна русская планида
И мимолетна, словно тень.
Молога - наша Атлантида,
Легенда сел и деревень.

Т. ЧИСТЯКОВА

Купола, купола…

Купола, купола,
Золотые кресты
Неземной высоты,
Неземной красоты.
Где божественный дух.
Боже, Боже, спеши!
Здесь сомненья души
Затаились в тиши.
И крестясь, и молясь,
Пред иконой стоим,
О грехах говорим,
Еще больше грешим.
Купола, купола,
Золотые кресты.
Боже, Боже, приди,
Наши души спаси,
Боже, Боже… прости.


З.ГОРЮНОВА

Расскажи мне, мама, про Мологу...

Уголок земли, угодный Богу,
Вешнею водою унесло...
Расскажи мне, мама, про Мологу,
Только не печально, а светло.

Расскажи о незабытом прошлом,
Не замытом сроком и песком,
Повтори, как тот узор на прошве,
Что в Мологе связан был крючком.

Не про то, как разрушали храмы,
На родных погостах жгли кресты, -
Расскажи, как перед образами
От мирской спасались суеты.

Как звучал призывно, вдохновенно,
Колокольный перезвон живой,
Как в субботу мыли непременно
В доме пол, до белизны, сдресвой

Не о том, как вынимая рамы,
Связывали гонки из домов,
Расскажи, как в ночь и утром ранним
Слушали последних соловьев.

...Да не ведать уж того Мологе,
Как, домой, вернувшись, соловьи,
Словно заплутавшие в дороге,
Мест своих родимых не нашли.

...Расскажи мне, мама, про Мологу,
Распахни в ушедшее окно,
Я себе возьму твою тревогу,
Расскажи ... Но мамы нет давно.

Изображение


Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

Источники

#8 Ecio » 15.09.2016, 15:15

http://ryb.ru/2010/04/05/119
http://www.museum.ru/M2108
http://welcometver.ru/story/95
http://strana.ru/journal/800836
http://www.aif.ru/culture/28928
http://progorod76.ru/news/15228
http://pest0v0.narod.ru/mologa.html
http://www.mapofmemory.org/69-05
http://artpolitinfo.ru/ubitaya-mologa/
http://sch15.rybadm.ru/3/p10aa1.html
http://breytovo.ru/staticpage.aspx?id=11
http://www.borok.ru/history/mologa.shtml
http://pronweb.livejournal.com/11986.html
http://www.chronoton.ru/past/polit/mologa
http://rybinsk.ru/tourist/history-rybinsk/mologa
http://den-solotareff.livejournal.com/87109.html
http://fotografersha.livejournal.com/586970.html
http://rybinsk-once.ru/mologa-prizraki-proshlogo/
http://mirogen.narod.ru/zima/mologa/mologa.html
https://www.yararchive.ru/publications/details/181/

Добавлено спустя 8 часов 22 минуты:
http://rweek.ru/2014/05/22/vspominaya-volgostroj/
http://www.aleksandrnovak.com/content/1079.html
http://goroda-prizraki.narod.ru/goroda_mologa.html
http://places.moscow/interesting/mologa/mologa.html
http://volgolag.ru/index.php/smi/14-vlastiteli-volgolaga
http://www.etomesto.ru/map-atlas_volgostroy_mologa/
http://volgolag.ru/index.php/smi/15-rybinskaya-ges-nachalo
http://volgolag.ru/index.php/smi/17-zhizn-yavlenie-polosatoe
http://volgolag.ru/index.php/smi/16-tri-sudby-vladimira-zhurina
http://www.culture.ru/institutes/1668/muzey-mologskogo-kraya
http://russiantowns.livejournal.com/2087707.html?thread=9141531
http://www.pravmir.ru/mologa-gorod-utoplennik-kotoryiy-inogda-vozvrashhaetsya/
http://sobesednik.ru/incident/20120427-zatoplennyi-gorod-mologa-russkaya-atlantida
http://www.newagent.spb.ru/history/139-2011-02-07-18-01-23/1183-2011-02-07-20-46-51

Спойлер
Сразу сделайте громкость компьютеров или телефонов тише
Спойлер
Там, где ты ни на что не способен, ты не должен ничего хотеть
Ecio M
Автор темы, Модератор
Аватара
Откуда: Тула
Репутация: 34 (+36/−2)
Сообщения: 473
Зарегистрирован: 05.09.2013
С нами: 4 года 11 месяцев
Металлоискатель: ...
Меня зовут:
Откуда:

#9 wins32 » 16.09.2016, 00:53

такое возможно только у нас
людей жалко
Кто хочет - тот добьется,
Кто ищет - тот всегда найдет!
wins32 M
Рубль
Аватара
Возраст: 35
Репутация: 93 (+95/−2)
Сообщения: 820
Зарегистрирован: 11.02.2014
С нами: 4 года 6 месяцев
Металлоискатель: Fortuna-M
Меня зовут: Denis
Откуда: Калуга

#10 Сергей Новиков » 13.05.2018, 20:41

Спасибо за материал! Очень подробно и интересно! Предки из Мологского уезда.
Сергей Новиков

Название раздела: Города призраки

Быстрый ответ


Этот вопрос предназначен для предотвращения автоматической отправки форм спам-ботами.
:hi: :smile: :wink: :twisted: :sad: :evil: :smoke: :eh: :eek: :fie: :silenced: :razz: :oops: :help: :spy: :insane: :biggrin: :toothless: :ill: :nervious: :weirdface: :pray: :clap: :think: :boxing: :cyclop: :rambo: :zombie: :cry: :search: :kop: :zakop: :win: :klad: :sunduk: :shmurdyak: :facepalm: :bayan: :hurray: :alco: :hands: :ded: :beer: :idea: :no: :yes: :lol: :cranky: :mad: :dance: :drunk: :angel: :super: :kettle: :protest:

   

Вернуться в Города призраки

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость